Запрет Telegram – это бунт политических стариков против прогресса.

Глава Роскомнадзора Александр Жаров сравнил свою борьбу с Telegram с противостоянием Шерлока Холмса и профессора Мориарти. Себя Жаров ставит на сторону сыщика, а Павла Дурова – на сторону гения преступного мира. Параллель сомнительная по многим параметрам. Если искать аналогии из области искусств, точнее было бы сравнить действия Роскомнадзора с попытками Волка из «Ну, погоди!» размягчить сушеную воблу, когда он вдрызг переколошматил весь дом.

Блокировка мессенджера Telegram ведется под соусом борьбы с терроризмом. Да, некоторые преступники используют Telegram. Но они много чего используют. Автомобили, квартиры, телефоны, другие мессенджеры… Может быть, нам передать агентам ключи от квартир и автомобилей? Абсурд.

В Израиле Telegram работает как весы у аптекаря, а эффективности борьбы с терроризмом может поучиться любая спецслужба мира. В аэропорту перед посадкой на самолет авиакомпании «Эль Аль» вам зададут любые вопросы, кроме одного – являетесь ли вы пользователем Telegram. И кстати молодой человек, который только что в Стерлитамаке собирался перерезать полшколы, тоже не пользовался Telegram, а открыто рассказывал в Интернете о своих планах.

Думаю, гонители Telegram подсознательно воспользовались формулой Дейла Карнеги, который советовал объяснять свои действия благородными мотивами. На самом деле, с точки зрения власти, самое страшное в треклятом Telegram – это неподконтрольные каналы, где идет свободное и часто анонимное обсуждение политических событий, что тревожит умы и сеет смуту. По существу это новое СМИ, и оно приобретает все большее влияние на молодежь, которая отвернулась от телевидения и газет. Некоторое время назад государство пыталось работать с блогерами, их даже в Кремль приглашали, но всех на учет и под уздцы не возьмешь. Проще опустить шлагбаум.

Любопытно, что ковровая бомбардировка Рунета совпала с призывами к модернизации и курсу на цифровую экономику. Но первое и важнейшее свойство власти в понимании российской элиты – это контроль над обществом. Если нет контроля, то нет и власти. Такая система ценностей существовала веками и в другие эпохи обеспечивала прогресс. Но она ставит крест на цифровой экономике, так же как феодализме делал невозможными индустриальные предприятия.

Информационная эпоха предполагает свободный и быстрый обмен данными, где царствуют законы конкуренции, а не административные ограничения. Гонения на Telegram имеют все признаки бунта стариков, которые цепляются за привычные смыслы и, прикрываясь высокими лозунгами, в действительности не дают стране двигаться в будущее.

Это борьба архаики с прогрессом и знак того, что в России вес набирают консервативные и объективно работающие против интересов страны политические силы. Современная цифровая культура предполагает не только значительный рост грамотности и образования, но и упрощение коммуникации, свободы в самовыражении, значительное расширение круга субъектов политики и экономики, которых консерваторы презрительно называют «креаклами».

Но как ни называй, будущее объективно за креативными, творческими личностями. В век высоких технологий значение талантливых, неординарно мыслящих творцов возрастает неимоверно. Именно они, а не политические лидеры, определяют прогресс человечества. Стив Джобс и Илон Маск на весах истории значат неимоверно больше, чем любой чиновник, даже высшего звена. А у нас в стране публика сегодня не назовет имени ни одного ученого.

Для молодых российских дарований, которые мечтают о покорении мировых вершин в своей области, одиссея Павла Дурова – плохой пример. Теперь ежу понятно: если ты чувствуешь силы создать что-то грандиозное, в родной стране реализовать таланты тебе не дадут. Если ты хочешь сохранить свое изобретение, ты должен потерять Россию. Иными словами, Россия отворачивается от будущего и доверяет свою судьбу лукавым верноподданническим карьеристам.

Каждый человек может распорядиться своей жизнью, как хочет. Может уехать, а может остаться. Но для самой страны стратегия всеобщего контроля и надзора – это неизбежное поражение. Печально, что совсем недавно наша страна пережила величайшую катастрофу и распалась во многом из-за поражения в технологической конкуренции. Казалось, закон усвоен навсегда: изобретать новое выгоднее, чем охранять старое. И вот вернулись на прежние позиции…